воскресенье, 15 декабря 2019 г.

LALKA


Владислав Сырокомля
Кукла

 Не плачь, моя кукла, не будь своенравной:
             Умненько сиди, не мотай головой!
             Послушай -- о чёмъ говорили недавно
                       Папа и мамаша со мной.
   
             Мнѣ къ празднику платье сошьютъ -- заглядѣнье!
             Я къ этому времени буду ужь звать
             Молитвы французскія: мы въ воскресенье
                       Поѣдемъ въ обѣднѣ опять.
   
             А наши крестьяне -- вотъ будутъ дивиться
             И, слыша молитву, качать головой!
             А мнѣ не прилично по-польски молиться,
                       Какъ-будто мужичкѣ простой.
   
             Но тихо -- по-польски просить буду Бога,
             Чтобъ мнѣ хорошѣть и рости поскорѣй,
             Чтобъ далъ онъ папашѣ такъ много, такъ много
                       И бѣлыхъ, и жолтыхъ грошей.
   
             Ужь какъ же папаша мой любитъ монеты!
             И служитъ молебны, и въ церковь даритъ:
             "Господь -- говоритъ онъ -- заплатитъ за это,
                       И больше въ сто разъ возвратитъ."
   
             Такъ вотъ онъ и молитъ усердно у Бога --
             И Богъ ему больше и больше даётъ;
             И скоро накопится денегъ такъ много,
                       Что мы потеряемъ и счотъ.
   
             Ахъ, кукла! какая ты, право, смѣшная!
             Ты думаешь: Богъ къ намъ появится Самъ,
             Иль спустится съ деньгами ангелъ изъ рая
                       И деньги отдастъ эти намъ?
   
             Нѣтъ! явится жидъ въ длиннополомъ кафтанѣ,
             И будетъ онъ деньги папашѣ носить;
             За деньги мы купимъ крестьянъ, а крестьяне
                       Намъ будутъ и жать, и косить.
   
             Ты знаешь ли кто мы? Мы -- паны, я -- панна,
             А это -- холопы, рабочій народъ;
             Самъ Богъ имъ велѣлъ, чтобъ они постоянно
                       Трудились для насъ, для господъ.
   
             Фи, какъ они грубы, нечисты и пьяны,
             Въ дырявыхъ сермягахъ, всегда безъ сапогъ...
             Да кто жь виноватъ въ томъ! Не слушаютъ пана:
                       За-то и караетъ ихъ Богъ.
   
             Папа любитъ лошадь, мамаша -- собачку,
             Холоповъ же всякій ругаетъ и бьётъ.
             Хоть жаль, а нельзя же давать имъ потачку:
                       Такой ужь упрямый народъ#
   
             Вчера вотъ: папа отдыхалъ въ кабинетѣ,
             Они же -- ну, право, ихъ мало бранятъ --
             Вошли, натоптали слѣдовъ на паркетѣ:
                       "Ѣсть нёчего, баринъ!" кричатъ.
   
             За-то были выгнаны вонъ и прибиты...
             Ну, право, когда я начну управлять --
             Пока эти люди не будутъ всѣ сыты,
                       До-тѣхъ-поръ не лягу я спать!
   
             Уснёшь ли спокойно, когда тутъ толпится
             Голодный народъ у окна, у воротъ!
             Пожалуй, какой-нибудь нищій приснится
                       И въ сумкѣ съ собой унесётъ.
   
             А пуще боюсь -- не узналъ бы на небѣ
             Господь; а Онъ добръ, говорятъ, къ бѣднякамъ...
             Помолимся жь, кукла, о деньгахъ, о хлѣбѣ --
                       Чтобъ далъ ихъ крестьянамъ и намъ!
                                                                         А. С.

На обороте фотографии надпись:  Z. Romanczukuwna
Год добавляю сама: предположительно 1932


Комментариев нет:

Отправить комментарий